ОБЩИЙ ВЫПУСК

Все дни апреля 2023

Содержание

Волынец Олег Анатольевич

Первый призыв на спецоперацию прошел в Марий Эл 26 сентября, а уже через пару-тройку недель из Волжска в Ульяновскую учебку «ушел» первый груз бойцам. Потом была еще не одна командировка и в учебную часть, и в зону СВО. Раненных волжан навещали в больницах по всей России, жен бойцов встречали из роддома с цветами. И всем этим занимается штаб Комитета семей воинов Отечества в Волжске.

И хотя, официально он появился только в феврале 2023-го, помощь парням, которые отправлялись в зону спецоперации, начали оказывать с самого первого дня, а с появлением официального статуса лишь продолжили свою работу. Руководят местным отделением КСВО Ольга Павлова и помощник депутата горсобрания Волжска Дмитрий Толстов, он лично присутствовал в военкомате во время первой отправки волжан в Ульяновск, брал у ребят координаты для связи, по сей день сам сопровождает грузы в зону СВО и общается с семьями военнослужащих.

  • Вообще-то я заместитель начальника штаба, потому что у меня еще много обязанностей. Но стараюсь делать все, что в моих силах для наших солдат. Возможно, меня пригласили в руководство нашего отделения, так как раньше я служил в спецназе ГРУ в Самарской области. Но со своей стороны, я считаю, что это мой долг, как нормального человека, как бойца, который проходил службу в спецподразделении. Я бы, если честно, сам туда уехал, просто не могу по состоянию здоровья (есть неприятные «болячки»). А мысль мобилизоваться у меня возникла в первые же дни, — рассказывает Дмитрий Толстов.
  • ОБЩИЙ ВЫПУСК

    Бывший военком – в зоне СВО

    Когда началась частичная мобилизация бывший военком Волжска Александр Николаев сразу пригласил Дмитрия Юрьевича в военкомат помогать с отправкой. Александр Геннадьевич, кстати, сейчас сам находится в зоне СВО.

    А еще интересно:  Замена масла в трансмиссии нива 21214

  • Вот он недавно мне звонил, просил помощи. Сейчас же это все происходит организованно, опыт наработан. Поэтому бойцы оттуда выходят на такие штабы, как наш, и сообщают, что им сейчас наиболее необходимо, — говорит Дмитрий Толстов.
  • А уже 13 октября волжане собрали первую гуманитарную помощь и увезли своим ребятам в Ульяновскую учебку. Отправили все необходимое – плитки, газовые баллончики, теплые вещи, спальники. По сути, местного штаба тогда еще в Волжске не было, но помощь военнослужащим начали оказывать сразу. «Первые шаги» в этом направлении делали мэр Волжска Рафис Шагвалеев, военком Александр Николаев, Дмитрий Толстов и добрые люди, конечно.

  • У нас из Волжска 88 человек мобилизованных. Двое из них, к сожалению, погибли – это Артем Панкратов и Алексей Кольцов. Последнего бойца я недавно привозил домой сам. Обоих посмертно наградили Орденами Мужества. Похороны им тоже организовывал наш штаб и мэрия. «Марбумкомбинат» помог с поминками – оплатил кафе, — рассказывает Дмитрий Юрьевич.
  • ОБЩИЙ ВЫПУСК

    И бойцам, и детям

    В самом начале мобилизации было три командировки только в Ульяновск. По словам Дмитрия Толстова, во время первой поездки туда увезли две машины груза. Это была пробная «вылазка», тогда основной задачей было пообщаться с ребятами, спросить, что им нужно.

  • Посылки мы возили непосредственно своим – волжанам. Тут, конечно, чужих нет, но ведь каждый район сразу начал активно помогать землякам. Например, позже мы вместе с Моркинскими ребятами из организации «Память» ездили в район спецоперации. А вообще в первую командировку в зону СВО я поехал 10 ноября – отправились вместе с целой колонной от Марий Эл, с Романом Золотухиным (от авт. – общественник, который занимается помощью бойцам СВО). Тогда мы от республики везли туда солдатам «Ниву». А я сопровождал груз непосредственно от Волжска. Мы ездили в Херсонскую область, там шли бои, заезжали в Донецк. И тогда же увезли одежду, продукты, памперсы их детскому дому, — вспоминает замруководителя штаба.
  • Контакты брали сразу в военкомате и в учебке

    В ту поездку бойцам собрали в первую очередь продукты и «печки». На тот момент уже стояли холода, и волжская фирма «СофтТерм» оказала большую помощь – выделила 50 обогревателей.

    Кстати, изначально всю помощь военнослужащим волжане собирали именно по спискам, сразу наладили контакт с бойцами и уже точно знали, чем им помочь. Все координаты брали еще в военкомате во время отправки и в учебке в Ульяновске. И все что им было необходимо сразу закупали и привозили.

  • Списки большие, но сначала в основном заказывали носки, футболки, нижнее белье, средства личной гигиены, генераторы, обогреватели. В плане еды никаких неразумных запросов не было — просили тушенку, консервы, долгохранящиеся продукты. Единственными «спецзапросами» были сладости, — говорит Дмитрий Юрьевич.
  • Mitsubishi Pajero – для разведчиков

    А в целом своим бойцам на спецоперацию волжане чего только не отправляли. В последнюю командировку в июне увезли туда квадракоптер (помог мэр). Также в посылках были генераторы, обогреватели, стиральные машины, отправляли ребятам в Херсон кроссовки Adidas.

  • А недавно с Моркинскими ребятами отсюда перегоняли Mitsubishi Pajero разведчикам. Я сам был за рулем. Бойцы знали, что им везут машину и, кончено, ждали нас с нетерпением, — смеется Дмитрий Юрьевич.
  • ОБЩИЙ ВЫПУСК

    Конечно, во всех поездках в зону СВО дела с безопасностью сопровождающих обстоят строго.

  • Мы все одевали бронежилеты. Нас сопровождали военнослужащие из Донецка. Все было организовано так, чтобы никто не пострадал. В пекло мы, конечно, не лезли, но отдаленные отголоски военных действий слышали, — рассказывает о командировках Дмитрий Юрьевич. — В общем, всего представители нашего штаба и я в том числе ездили в зону СВО шесть раз. Крайняя командировка у нас была в июне. В общей сложности мы там бываем по неделе, полторы. Спим прямо у бойцов. В некоторых районах — в блиндажах. В Лисичанске, допустим, в подвалах, в заброшенных домах. Едим вместе с ребятами кашу с тушенкой.
  • В роддом – с цветами

    ОБЩИЙ ВЫПУСК

    В плане своих военнослужащих представители волжского отделения КСВО постоянно «держакт руку на пульсе» — отслеживают, что им необходимо в данный момент, проведывают раненных.

  • Я ездил в госпиталь в Мулино Нижегородской области. Там лежали наши волжане – бойцы СВО из 15-ой штурмовой бригады. Мы здесь собрали им гостинцы — медикаменты, фрукты, все необходимое и поехали. Посылку готовили всем миром — и жители города, и предприниматели, — говорит Дмитрий Толстов. – Когда наш сильно израненный доброволец лежал в госпитале в Одинцово, я позвонил своим московским друзьям, и они привезли ему гостинцев – все, что надо!
  • ОБЩИЙ ВЫПУСК

    Кстати, недавно прямо в районе спецоперации Медалью «За боевые заслуги» награждали нашего земляка – волжанина Андрея Маркова. В это время там находился и поздравлял солдата Дмитрий Толстов. А когда Дмитрий Юрьевич приехал обратно в Волжск, то уже с цветами и подарками встречал его жену с новорожденным сыном из роддома. И в такой роли он выступает уже не первый раз.

    Каждая собирает посылки, как для своего

    А следующая командировка в район спецоперации намечается у представителей волжского штаба уже в этом месяце.

  • Мы, честно говоря, уже где только не были. Последняя командировка была очень тяжелая. У нас получился плотный маршрут с заездами в разные точки, везли и свой груз, и посылки от всей республики. Была отправлена целая фура от Марий Эл, увезли все необходимое. Сложность была в том, что нас было немного. Например, мы ее разгружали вшестером. Потом развозили по штабам и переправочным пунктам. Направлений было много, заехали в Северодонецк, разгрузили фуру – поехали отвозить вещи в Лисичанск, потом – Новодружеск. Далее через Кременную (ее немного обошли, там шли бои) направились в Сватово. В общем потихоньку учимся и логистику правильно выстраивать, — смеется зампредседателя штаба.
  • ОБЩИЙ ВЫПУСК

    По словам Дмитрия Толстова, своим бойцам помогают все неравнодушные жители Волжска, и таких очень много. И добрые люди собирают — кто сколько сможет, и крупные предприятия не остаются в стороне – это фирма СофтТерм, компания «Росхолод», завод «Маркорм» и Волжский машиностроительный завод.

    А недавно руководитель привлек к работе местного штаба мам, жен и близких бойцов СВО.

    Ранее «Марийская правда» сообщала, что в Марий Эл одиноких малоимущих пенсионеров из Волжска кормят в кафе, возят на экскурсии в Казань и дарят им подарки. А также в Запорожскую область отправились 4 медработника из Марий Эл.

    Общий выпуск

    08.04.2023, Новые истории — основной выпуск

    08.04.2023, Остальные новые анекдоты

  • Можно ли осчастливить всё человечество?Атеист: Не знаю, но научусь, однако зачем.Ребе: Нет, только часть.Мулла: Да, но не всем.Батюшка: Да, но только добровольно и только Словом.
  • По случаю теплого апрельского дня и пятничного вечера, часть девушек вышла прогуляться на бульвар то ли в полуодетом, то ли в полураздетом виде. Обгоняю какую-то их компашку, слышен разговор:- А, Димон! Подкатывал ко мне, перепихнулись слегка, ничего особенного. Зае.бал он меня во всех смыслах.Вторая задумчиво:- И меня!Третья потрясенно:- Вот козел! И меня!!!Первая весело:- Он-то козел, но и мы ведем себя как овцы!

    Стараясь не заржать этому репортажу из зоопарка, я стремительно удалился.

    В жизни как с надеванием презерватива — сначала радуешься, что у тебя настолько большой член, что размер не подходит, а потом оказывается, что натягиваешь с не той стороны..

  • «У нас молодой и дружный коллектив, потому что мы убиваем всех, кто ссорится и стареет.»
  • Вы убиваете только тех, кто глупее вас. Это называется социальными иллюзиями.
  • 08.04.2023, Свежие анекдоты — основной выпуск

    5-летний сын спросил нас с женой откуда он взялся. Сказали, что сами его сделали (собственно, не соврали). Разревелся, что мы ему не сделали крылья и дополнительные глаза на затылке.

    Старшее поколение хорошо помнит те времена, когда требовалось на определенном этапе (в школе и институте) обучения законспектировать конкретные работы классиков марксизма-ленинизма, а потом и руководителей КПСС. Но понятие «законспектировать» было сведено к самому бездарному – простому переписыванию, размашистым почерком — для большего объема, отдельных абзацев из книг в толстую 96 листовую тетрадь. Каждый уважающий гражданин нашей страны имел в своем багаже такую тетрадь с ценными мыслями. Я не буду задавать вопрос для чего девятикласснику изучать «Апрельские тезисы» или другие работы вождя в которых обсуждаются вопросы как захватить власть? Прочитав воспоминания старых большевиков удивился: ни один из большевиков не вел конспекта. Если была необходимость изучить проблему он шел в библиотеку и там работал с источниками, а чаще всего покупал ту или иную книгу. Вот и получалось, что рабочий, назначенный министром учился своей должности по книгам и у более опытных сотрудников, учился самостоятельно, понимая свою ответственность за порученное дело. Как вывод из выше сказанного: большевики самостоятельно работая с книгой построили сильное индустриальное государство, а коммунисты по своим конспектам его не смогли его развиваит. Перестройка показала, что предмет деятельности надо знать, а не лозунги бросать в народ.Забыли, что если камень на камень кладет дурак, то он не строит, а разрушает.

    Прикольные профессии: продавец слёз, чистильщик ушей, нюхатель подмышек, фумелье, щекотальщик пяток, туалетный гид, заталкиватель пассажиров, мастер по педикюру коров

    Продавцы слез. В азиатских странах люди привыкли сдерживать себя, поэтому похороны обслуживают специальные плакальщики. Цены на услуги такого персонала выглядит приблизительно так: плач – 1 монета; плач с подвыванием – 3 монеты; надрывной плач с подвыванием и паданием на колени – 7 монет; рыдание с бытьем себя в грудь, разрыванием одежды и катанием по земле – 20 монет. Перед началом работы необходимо сдать тест на знание традиций, умение драматически рыдать и моментально успокаиваться.

    Называльщик платьев. Человек этой профессии придумывает звучные названия для одежды новой коллекции. «Капли крови на Гарибальди», «Рисовый пудинг Джавахарлава», «Соблазнение принца Богемы» и даже «Хиппи-бой, возьми меня!» – это его рук работа.

    Дегустатор дыхания. Проверяет действенность жевательных резинок, нюхая дыхание людей с больными зубами, после употребления чеснока или алкоголя. Хорошая жвачка должна все это заглушать.

    Чистильщики ушей. Они работают в китайских банях. Это мужчины и женщины с ватными палочками в руках, которые предлагают свои услуги посетителям бани. Раз – и чистильщик уже добыл всю серу из ваших ушей, и теперь вы будете прекрасно слышать даже самый тихий шепот.

    Переворачиватели пингвинов. Эти люди работают в Антарктиде и спасают бедных птиц, которые засматриваются на самолеты и падают на спину. Ведь по своей природе пингвины не способны сами подниматься.

    Фумелье. Он отлично подберет сигару к алкогольному напитку и вашему настроению.

    Патоэколог. Изучает остатки исторических экскрементов и паразитов в них, чтобы определить рацион питания наших древних предков.

    Тестировщик водных горок. Основной расходный материал на этой работе – плавки. Они протираются со страшной скоростью, ведь здесь главное рабочее оружие – это ягодицы. А ягодицы Тома Линча знают во всем мире везде, где есть аквапарки. Своей 5-й точкой он протестировал сотни горок, записывая при этом свои чувства в специальные формуляры.

    Дояр гремучих змей. Этот человек добывает яд из змей для медицинских целей. Вы только представьте себе, как он рискует! Например, змея тайпан за один укус может убить 250 тысяч мышей.

    Щекотальщик пяток. Цари Древней Персии не отказывали себе в разных удовольствиях: они держали гаремы, ели досыта, охотились, катались на слонах и купались в золоте. А для возбуждения священного смеха, так необходимого для улучшения настроения, они при дворе держали щекотальщика пяток. У человека этой профессии был целый набор птичьих перьев (от соловьиного до павлиньего), благодаря чему он получал разных оттенки смеха: от легкого смеха до настоящего хохота со слезами.

    Дегустатор кормов для животных. Дома у мистера Саймона Эллисона живут трое котов. Все, что едят они, а также едят миллионы других собак и кошек, прошло через желудок Саймона. Ведь он – штатный дегустатор кормов для животных. Эллисон долго приучал свои рецепторы, питаясь вместе с овчарками и персами. Теперь он точно знает, как разжевать кусочки сухого корма и четко отличает нотки вкуса лосося или печени.

    Подтиральщик. Короли и принцы не всегда все могут. Согласно традициям многих народов, они даже не имеют права дотрагиваться к некоторым интимным частям своего тела. И тогда к делу приступает королевский подтиральщик. Он головой отвечает за чистоту императорской 5-й точки.

    Гавкающий сыщик собак. Представьте, что вы – житель Стокгольма. Вы купили себе собаку, но не хотите платить налог на нее. Тогда налоговая посылает к вам Эльфриду Карлсон. Эта женщина ходит по домам и гавкает на 20-ти различных ладах. И 100% собак откликаются, выдавая себя с головой, лапами и хвостом. По лаю Эльфрида определяет породу и возраст собаки, а затем выписывает счета владельцам четырехлапых.

    Нюхатель подмышек. В больших парфюмерных фирмах новые средства против пота довольно давно испытывают подобным образом: нанятым участникам активно наносят новое средство на подмышки, а специально подготовленные люди на протяжении дня контролируют возможные изменения запаха средства на телах испытуемых при помощи хорошего обоняния.

    Туалетный гид. В огромных мегаполисах Китая уже давно появились товарищи, которые за небольшую плату подскажут вам, где расположен ближайший работающий туалет. Утверждается, что профессиональной деятельностью таких гидов целенаправленно руководит крупное государственное учреждение, и работают такие гиды строго по трудовому законодательству.

    Заталкиватель пассажиров. В час пик в подземке порой творится кромешный ад. Чтобы существенно облегчить участь бедолаг, которые не могут влезть в переполненный вагон, в Японии есть особая профессия – «осия». Это специальный работник, который активно заталкивает в вагоны пассажиров, из-за чего поезд не может полностью закрыть двери и спокойно следовать дальше. А также эти люди следят еще и за тем, чтобы багаж пассажиров не зажало дверями. Такая работа требует наличия особой выносливости и неплохой силовой подготовки.

    Мастер по педикюру коров. Отвратительное состояние копыт может не только повредить здоровью животного, но и отрицательно сказаться на удоях и даже возможности размножаться. На ряде ферм за состоянием копыт следят специально обученные сотрудники.

    Нейтрино (понятие из физики) — трудноуловимая элементарная частица. О-о-очень маленькая.Студент, сумевший отыскать в ВУЗовской столовской в супе кусочек мяса, сумеет и нейтрино уловить.

    ЗДРАВСТВУЙ, СТАРОСТЬ — Я ТВОЯ!!!!

    В январе к Антоновне пришел климакс. Поначалу никаких особых проблем это событие не принесло. Не было пресловутых приливов и отливов, потливости, учащенного сердцебиения, головных болей. Просто прекратились месячные и все: здравствуй, старость, я твоя!

    К врачу Антоновна не пошла, и так много читала и знала, что к чему. Да и подруги о себе часто рассказывали, делились ощущениями. Тебе, говорили, Антоновна, крупно повезло. Это же надо, так легко климакс переносишь!

    Как сглазили подруги. Стали вскоре происходить с Антоновной странные вещи. Понимала она, что это гормональные изменения в организме, которые бесследно не проходят. Отсюда, наверное, и беспричинная смена настроения, и головокружение, и слабость.

    Все труднее стало Антоновне наклоняться к внучке Лизоньке, аппетит пропал, спина болеть стала как-то по-новому. По утрам часто отекало лицо, а по вечерам — ноги. Какое-то время на свои недомогания Антоновна особого внимания не обращала. Первыми забили тревогу невестки: какая вы, мама, квелая стали, бледная. Сходите к врачу, сделайте УЗИ, не тяните, с такими делами не шутят!

    Антоновна молчала. Сомнения, что с ней что-то неладно, и так уже давно поселились в ее душе. А тут еще стала сильно болеть грудь, ну просто огнем горит, не дотронуться. Низ живота тянет, спать не дает. Часто бессонными ночами под мерное похрапывание мужа, лежала Антоновна на спине, уставившись в потолок, и тихо плакала, думая о будущем и вспоминая прошлое.

    Ну как же не хотелось ей умирать! Ведь только пятьдесят два еще, до пенсии даже не дотянула. С мужем дачу начали подыскивать, решили на природе побольше побыть. Сыновья такие замечательные, на хороших работах. Невестки уважительные, не дерзят, помогают седину закрашивать, советуют, что из одежды купить, чтоб полноту скрыть.

    Внучка единственная, Лизонька, просто золотая девочка, не нарадоваться. Фигурным катанием занимается, в первый класс осенью пойдет. Рисует хорошо, уже вязать умеет – бабушка научила.

    Как же быстро жизнь пролетела! Кажется Антоновне, что и не жила еще совсем. Вот младшего сына только что женила, еще детей от него не дождалась, а тут болезнь, будь она неладна! Утирала Антоновна горячие слезы краем пододеяльника, а они текли и текли по ее щекам. По утрам под глазами образовывались синие круги, лицо потемнело, осунулось.

    В женскую консультацию Антоновну сопровождала почти вся семья. Муж, Андрей Ильич со старшим сыном остался в машине, а обе невестки ожидали ее в коридоре.

    С трудом взобравшись на смотровое кресло и краснея от неловкости, Антоновна отвечала на вопросы докторши: когда прекратились месячные, когда почувствовала недомогание, когда в последний раз обследовалась. Отвечала Антоновна долго, успела даже замерзнуть на кресле, пока докторша заполняла карточку, мыла руки, натягивала резиновые перчатки.

    Закончив разговор, докторша перешла к столу и стала оформлять какие-то бумаги.— Вы сюда одна приехали, женщина?

    — Нет, с мужем, с детьми, на машине мы, — тихо ответила Антоновна онемевшими губами. Только сейчас почувствовала она сильнейшую боль во всем теле. От этой боли перехватывало дыхание, отнимались ноги, хотелось кричать. Антоновна прислонилась к дверному косяку и заплакала. Акушерка выскочила в коридор и крикнула:

    — Кто здесь с Пашковой? Зайдите!

    В машине ехали молча. Андрей Ильич не стесняясь шмыгал носом, время от времени утирая слезы тыльной стороной ладони. Сын напряженно всматривался на дорогу, до боли в пальцах сжимая в руках руль.

    На заднем сидении невестки с двух сторон поддерживали свекровь, которую покидали уже последние силы. Антоновна стонала, а когда боль становилась совсем нестерпимой, кричала в голос, вызывая тем самым у Андрея Ильича новые приступы рыданий.

    Иногда боль на несколько мгновений утихала, и тогда Антоновна успевала увидеть проплывающие за окнами машины пожелтевшие кроны деревьев. Прощаясь с ними, Антоновна мысленно прощалась и с детьми, и с мужем, и с внучкой Лизонькой. Уж не придется ее больше побаловать вкусными пирожками. А кто теперь поведет ее в первый класс, кто встретит родимую после уроков? Кто обнимет ее крепко-крепко, поцелует, восхитится ее первыми успехами.

    В диспансере долго ждать не пришлось. Антоновну приняли сразу. Семья в ужасе, не смея присесть, кучкой стояла у окна. Андрей Ильич уже не плакал, а как-то потерянно и беспомощно смотрел в одну точку. Невестки комкали в руках платочки, сын молча раскачивался всем телом из стороны в сторону.

    В кабинете, куда отвели Антоновну, видимо, происходило что-то страшное. Сначала оттуда выскочила медсестра с пунцовым лицом и бросилась в конец коридора. Потом быстрым шагом в кабинет зашел пожилой врач в хирургическом халате и в бахилах. Затем почти бегом туда же заскочило еще несколько докторов.

    Когда в конце коридора раздался грохот, семья машинально, как по команде, повернула головы к источнику шума: пунцовая медсестра с двумя санитарами быстро везли дребезжащую каталку для перевозки лежачих больных. Как только каталка скрылась за широкой дверью кабинета, семья поняла, что это конец. Андрей Ильич обхватил голову руками и застонал, невестки бросились искать в сумочках сердечные капли, у сына на щеке предательски задергался нерв.

    Внезапно дверь кабинета снова распахнулась. Каталку с Антоновной, покрытой белой простыней, толкало одновременно человек шесть-семь. Все возбужденные, красные, с капельками пота на лбах. Бледное лицо Антоновны было открыто. Ужас застыл в ее опухших глазах. Оттолкнув невесток, Андрей Ильич бросился к жене. Пожилой врач преградил ему дорогу.

    — Дохотелись уже, — медсестра закрывала на задвижку широкую дверь кабинета. – Не мешайте, дедушка, и не кричите. Рожает она. Головка вот-вот появится.

    В родильном зале было две роженицы: Антоновна и еще одна, совсем молоденькая, наверно, студентка. Обе кричали одновременно и так же одновременно, как по приказу, успокаивались между схватками. Вокруг каждой суетились акушерки и врачи. Пожилой профессор спокойно и вальяжно ходил от одного стола к другому и давал указания.

    — И за что страдаем? – спросил профессор у рожениц во время очередного затишья.

    — За водку проклятую, она во всем виновата, зараза, — простонала студентка.

    — Ну, а ты, мать? — обратился профессор к Антоновне и похлопал ее по оголенной толстой ляжке.

    Антоновна помолчала немного, подумала, а потом тихо, ибо сил уже не было совсем, прошептала:

    — Не слабо, нужно сказать, побаловались, — усмехнулся профессор. — Так неужели, и правда, не замечала ничего или хитришь?

    — Да что вы, доктор! Если б я знала, если б только подумать могла. Стыд-то какой! Ведь я уже бабушка давно. И толстая такая с самого детства, меня-то из-за фигуры по имени с двадцати лет никто не звал, только по отчеству. Уверена была, что у меня климакс и онкология в придачу. Вот и в консультации матки не нашли, сказали, что рассосалась, рак, последняя стадия.

    — Срак у тебя, а не рак, — профессор раздраженно махнул рукой. – Все мы живые люди, и, к сожалению, врачебные ошибки еще иногда имеют место быть. Но хватит разговаривать. Тужься, мать, давай, тужься. Твоя ошибка хочет увидеть свет!

    Акушерка вышла из родильного зала довольная и исполненная важности. Будет что подружкам рассказать –- не каждый день в наше время бабушки рожают.

    — Пашкова Любовь Антоновна. Есть родные?

    — Есть, — хором ответила семья, делая шаг вперед.

    — Поздравляю, — с откровенным любопытством разглядывая мужскую часть семьи, сказала акушерка. — А кто отец-то будет?

    — Я, — хрипло, не веря еще всему происходящему, прошептал Андрей Ильич.

    — Он, – одновременно ответили невестки, указывая на свекра.

    В Тель-Авиве, у Большой синагоги встретились два еврея. Один из Марокко, а другой из Эфиопии. Оба начали хвалиться, что встречаются с чудесными русскими девушками. Разговор их шел на иврите, но вставлялись отдельные слова на руссом!- Моя девушка такая нежная! Все время говорит мне: «Мой миленкай, мой зайчук!». — хвастал марокканский еврей.На что эфиопский отвечал не менее гордо:- И моя очень нежная и ласковая! Она мне все время говорит: «Черны бляд! Черны бляд».

    Ностальгия по Социализму- тем, кто помнит.Как я не стал офицером.

    Мы с братом из семьи потомственных Питерских интеллигентов (у меня есть смягчающее вину обстоятельство- я ещё и слесарь шестого разряда). Так получилось – не наша вина. Наличие высшего образования в семье не обсуждается – это естественно и неизбежно. Но так, как в школе я был хулиганом, меня выперли после восьмого класса – пришлось идти в техникум.

    И вот, получен диплом о среднем техническом образовании – впереди служба в рядах. Два года терять, а хочется учиться дальше. Но есть альтернатива – военно- инженерное училище. Тогда (да и сейчас) в Ленинграде их было в достатке – выбирай на вкус.

    Заявление, медкомиссия в военкомате, предписание на прибытие – лагерь абитуриентов в области, от города километров восемьдесят. Как потом выяснилось, отдельная рота из технарей – то есть постарше и с дипломами, а не школьными свидетельствами об образовании, специально была вызвана и сформирована на две недели раньше остальных – нас привлекли к обустройству лагеря.

    Всего было одиннадцать рот на полторы тысячи абитуриентов. Приём на первый курс – шестьсот с чем- то человек. Даже конкурс присутствовал. Девять рот – вчерашние школьники, десятая- наша- после техникумов, и одиннадцатая – ребята, отслужившие по году в армии, и изъявившие желание стать офицерами.

    Две недели мы ставили палатки (вы видели палатку с двухъярусными нарами на сто пятьдесят человек?), таскали матрасы и собирали нары. Успели подружиться. Это было как небольшой отпуск на природе – кормят от пуза, режим, как таковой отсутствует, красота. Кстати, у нашей, и у одиннадцатой роты палатки стояли обособленно, и были зимние, двуслойные и прорезиненные.

    Потом в лагерь начали прибывать будущие курсанты. Посчитались, организовались, и началась собственно абитура. В столовую строем, строгий режим, личные вещи под замок в каптёрку, одежда – одинаковые синие тренировочные костюмы, при себе можно иметь бумажник и сигареты, обязательно нужно – карточку абитуриента.

    Расписание экзаменов, их всего четыре, как везде, перед каждым- по несколько дней на подготовку. Примерно за неделю жизнь в лагере устоялась. И сразу выяснились особенности отношений. Девяносто девять процентов приехавших хотят поступить и волнуются из за конкурса. У школьников перед нами преимущество – они хорошо помнят общеобразовательные предметы- только что в школе экзамены сдали. А мы уже три года как забыли про них. Но и у нас преимущество – негласное правило, по которому человек с дипломом, идущий учиться по своей специальности, всегда предпочтительнее бывшего школяра.

    И тут же сидят представители общевойсковых и командных училищ – вербуют не сдавших экзамены к себе – им же надо набор обеспечивать?

    И есть ещё категория «абитуриентов» — которые изначально никуда поступать не собираются. Заявление в училище – это полгода отсрочки от армии, и в случае, если училище находится в другом городе, проезд и питание в дороге – за счёт министерства обороны. Я общался с романтиком из Владивостока, которому просто хотелось прокатиться, посмотреть страну.

    Отдельная категория сволочи – компания урюков из Средней, вроде бы Азии. Какого чёрта они попёрлись сюда? Ленинград посмотреть? Вместо этого – лагерь за колючей проволокой, режим и неизбежное увольнение – какие на хрен экзамены, они по Русски- то еле говорили. На правила им было наплевать, на режим и прямых командиров (курсанты второго курса училища) тоже. Держались вызывающе и особняком, штатскую одежду не сдали (двое вообще в Бухарских халатах), в основном их можно было увидеть, сидевшими на корточках кружком, и потягивающими очередной косячок, передавая друг другу по очереди. Так получилось, что поселили их вместе со школьниками, и те их просто побаивались – понятно, пацаны вчера только от мамы, семнадцать лет, а тут эти бородатые абреки.

    Я всегда учился неплохо, экзамены сдавал в пределах тройка- четвёрка, был достаточно уверен в поступлении, но хотелось что- то ещё придумать для подстраховки. В карточку абитуриента любой из начальства имел право вписать замечание. Всё это учитывалось на приёмной комиссии.

    А собственно, почему только взыскание?

    И вот родился такой план. Я пообщался в сторонке с парнем, которому безусловно можно было доверять.

  • Так, схема сработает два раза точно, три раза со скрипом. За четвёртый не поручусь. Я отдаю тебе свой бумажник, ты его денёк другой позасвечиваешь, потом возвращаешь. Всем говоришь, якобы потерял. Я его якобы нахожу, отношу в штаб, тебе его возвращают, мне благодарность в приказе. Недельки через две повторишь уже для себя- придумай что- нибудь другое, хотя бумажник лучше.
  • Ну ты жук, ха ха. Годится, давай сыграем.
  • Ну и вот, я поднимаюсь в штаб, товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться, вот, так сказать нашёл. В бумажнике мои тридцать рублей и комсомольский билет моего сообщника.

    Иду обратно, слышу по громкой связи – «абитуриент такой- то немедленно прибыть к штабу!»Сработало.

    Отвечать «Служу Советскому Союзу» я ещё не имею права, вспомнив своего деда- вольноопределящегося в 1916-м году, щёлкнул по – белогвардейски пятками с резким поклоном, и строевым шагом отбыл в роту.

    Поздравлением дело не закончилось. Меня поощрили увольнительной. Абитуриента- увольнительной. Кто служил, тот поймёт.

    Правда эта увольнительная превратилась в бешеную беготню по магазинам – половина роты напихала мне денег с поручением что- то купить. Футбольный мяч в том числе. Еле дотащил – одних кед пар восемь.

    Теперь отступление. Режим действительно был строгий – отчасти так отсеивались неприспособленные к дисциплине и порядку. Громкий конфликт – на первый раз замечание в карточку, второй – скатертью дорога. Пьянка, драка – пинок под зад без разговоров. Даже платочком вслед не помашут.

    Отчего абреков до сих пор не выгнали – очевидно решали вопрос, чтобы их всех одновременно на хрен, и чтобы по городу не болтались- они же ещё под юрисдикцией министерства обороны. Чтоб из лагеря – без остановок в родной аул. Неприятностей не хотели. Мерзавцы продолжали вести себя по хамски, очевидно решили, что если их не трогают, то так и надо.

    Вот с ними у нас и вышло столкновение. Мы вышли на поле- в футбол поиграть- тем самым купленным мячом. Поиграть удалось минут пять – на поле вываливает эта шобла –

    -Вы паыгралы, таперь дайти нам паиграт.

    Обидно до слёз – и даже ответить нельзя- попадёшь на взыскание, вылетишь с приёмной комиссии. Мы поскрипели зубами и пошли с поля.

  • Э, куда пашол, мячик аставь!
  • Это уже запредельное хамство. Наш, собственный, на свои деньги купленный?

    Ушли молча, но клокотало так, что руки тряслись.

    На следующий день, после отбоя, получаю лёгкий тычок в бок и шёпотом-

  • Чёрные за толчком косяк давят, пойдёшь?
  • Я пружиной выскочил из койки. Желающих набралось примерно втрое больше, чем басмачей. Подобрались мы бесшумно, и вся акция заняла не больше пятнадцати секунд – с таким перевесом сил мы их просто разорвали. Акция происходила в тишине – мы молчали, а они были не в состоянии даже мычать. Самое мягкое – это полубессознательную тушу, взявши вдвоём за руки несколько раз со всей дури приложить мордой об сосну. То ли крошки коры врассыпную, то ли зубы -и кора и зубы были одинакового коричневого цвета.

  • Всё, уходим! Шёпотом, но громким.
  • Никаких последствий не было . Вообще. Просто наутро басмачи исчезли, расследовать никто ничего не стал – очевидно командование эти уроды достали так, что офицеры были несказанно рады избавиться от этой банды.

    Экзамены благополучно сданы, кому не повезло, уехали, мы ждём приёмную комиссию, а пока- расширенный медосмотр.

    Вот тут меня и настигла судьба. Офтальмолог мимоходом спросил –

  • А что это у Вас слеза в глазу?
  • У меня всегда так. Сколько помню – мне не мешает.
  • Он порылся в справочнике, хмыкнул, потом провёл небольшое исследование и поставил диагноз – «Врождённое уродство, непроходимость слёзного протока на левом глазу». Негоден.

    И последний эпизод. Кто скомандовал «Рота, смирно!», когда я зашёл попрощаться? Меня провожали строем. Сколько лет прошло, а вспоминаю как шёл через строй – слёзы наворачиваются.

    Мне кажется, что мы теряем навыки вежливости в интернете, например, пожелания здоровья. А все из-за того, кому-то, видите ли, неловко здороваться с роботом.

    ОБЩИЙ ВЫПУСК

    ОБЩИЙ ВЫПУСК

    ОБЩИЙ ВЫПУСК

    Если жена пьет водку вместе со своим мужем, то она его не только любит, но и уважает!

    ОБЩИЙ ВЫПУСК

    Встречаются два домушника. Один говорит:- Я слышал, ты уже два года обчищаешь квартиры и дачи и ни разу не только не поймали, но даже не заподозрили. Поделись секретом.- Да все дело в моем новом гиалуроновом креме.- ???- Он так хорошо разглаживает кожу, что у меня после уже двух дней приема напрочь исчезли папиллярные линии.

    ОБЩИЙ ВЫПУСК

    Весна – возвращаются птицы и субботники!

    Закладка Постоянная ссылка.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *